Тайный киноклуб
Игорь Аркадьев
Игорь Аркадьев

Известный киновед с необычайным опытом, который смотрит тысячи фильмов, чтобы найти два-три хороших для каждого из вас…

Золотая эпоха Дастина Хоффмана

Золотая эпоха Дастина Хоффмана

Умные слова

На днях пришла мне в голову одна мысль. И я ее долго думал. Слишком долго. В результате упустил время. Мысль ушла.

Но нет худа без добра. Я понял, что, поскольку приход-уход мысли – штука труднопланируемая, надо на перспективу заранее решить, о чем писать, когда не о чем писать. Например, буду методом тыка выбирать какую-нибудь киноперсону (из числа моих любимых актеров, предположим, - чтобы не напороться на Дона “Дракона” Уилсона или Синтию Ротрок, о которых сегодня говорить мне как-то не улыбается, хотя в будущем – кто его знает…) и дальше - по накатанной. То есть, по традиции, три фильма из творческой биографии данной персоны. Вот такой алгоритм действия я для себя придумал. Кроме умного слова “алгоритм”, я знаю еще одно умное слово – “методология”.

Станиславский

Кстати, знаете ли вы, что вместо хорошо известного у нас выражения “система Станиславского” в американской стране используется короткое слово – “метод”. Актер, признающийся, что исповедует “метод”, на самом деле то ли стесняется, то ли не хочет, то ли просто представления не имеет, однако готовится он к роли по “системе Станиславского”. Конечно, я по привычке всё утрирую – там, у заокеанских исполнителей есть еще и школа Михаила Чехова, и школа Ли Страсберга, и оба они внесли свой вклад в совершенствование “метода”, но вдаваться в дебри искусствоведения у меня сейчас нет желания. (И потом тоже не будет: по секрету вам скажу, я Станиславского не читал… Впрочем, я его и не осуждаю!)

Лет 20 назад американский режиссер Кевин Льюис снял небезынтересную ленту и назвал ее “Метод”. Получился у него малобюджетный криминальный фильм, нечто среднее между триллером и драмой, с простым сюжетом. История про студентов, которые репетировали пьесу про ограбление банка, и решили работать “по Станиславскому”: чтобы лучше прочувствовать и понять своих персонажей, парни отправились на реальное дело… На одном маленьком российском телеканале этот фильм переименовали в “Ограбление по Станиславскому”. Со вздохом признаюсь: имел я к этому отношение, куда уж деваться…

Итак, возвращаюсь к методу тыка. Киноперсона сегодняшнего дня - Дастин Хоффман

Три фильма не на любой вкус

Для начала - несколько цитат (в моем собственном вольном пересказе).

Мэрил Стрип, актриса:

Когда мы работали на картине “Крамер против Крамера”, Дастин сказал, что готовится к трудной роли в комедии “Тутси” и что ему хотелось бы лучше понять “женскую половину” своего будущего персонажа Майкла Дорси. В перерывах между съемками мы начали читать диалоги из пьесы “Трамвай “Желание”: я –за Стэнли Ковальского, а Дастин – за Бланш Дюбуа.

Бэрри Левинсон, режиссер:

Когда мы работали на фильме “Сфера”, часто возникали паузы, связанные,  в основном, с пересмотром растущего бюджета. Дастин сказал, что в дни вынужденных простоев мы могли бы снять еще одну картину. Я показал ему один сценарий. Дастин загорелся… Так на свет появился фильм “Плутовство”, снятый параллельно со “Сферой”, а увидевший свет даже раньше, чем “Сфера”.

Лоуренс Оливье, актер:

Когда мы работали на “Марафонце”, я видел, что Дастин то не спит сутками, то ночь напролет на ногах стоит, не присаживаясь ни на минуту, то у стоматолога часами пропадает. Оказалось, он в роль вживается… Конечно, я ехидно предложил ему попробовать СЫГРАТЬ необходимое состояние персонажа, а не ПЕРЕЖИВАТЬ это состояние по-настоящему.

Дастин Хоффман, актер:

Надеюсь, кто-нибудь когда-нибудь снимет фильм о жизни гениальных комиков братьев Маркс. И я бы очень хотел сыграть роль Харпо Маркса – того рыжего, который постоянно молчит, глупо улыбается, играет на дудочке и увивается за каждой юбкой… Потому что я тоже люблю на дудочке играть и бегать за хорошенькими девчонками.

Здесь, как говорят теле- и радиокомментаторы, - “конец цитаты”.

Фильмы с участием Дастина Хоффмана можно пересматривать бесконечно. Школой актерского мастерства давно признаны его работы первых 15 лет существования на киноэкране: “Выпускник” и “Полуночный ковбой”, “Маленький большой человек” и “Соломенные псы”, “Мотылек” и “Ленни”, “Вся президентская рать” и “Марафонец”, “Крамер против Крамера” и “Тутси”. А ведь потом были “Человек дождя”, “Капитан Крюк”, “Герой”, “Спящие”… И все-таки мне хочется привлечь внимание читателя к еще трем фильмам той же, “золотой” для Дастина Хоффмана, эпохи.

Джон и Мэри (1969)

Есть люди, которые знакомятся и проходят долгий путь развития отношений, прежде чем сблизиться. Есть те, что поступают наоборот… Джон – нью-йоркский дизайнер. Мэри - сотрудница художественной галереи. После свидания оба задаются одним и тем же вопросом: существует ли что-то, объединяющее их в одно целое? Если да, то стоит ли продолжать общение? Если нет, то как расстаться?.. Роскошный эпизод, когда Джон и Мэри узнают имена друг друга, - из разряда незабываемых. Для кого-то – чересчур незамысловатое кино, а по мне – именно в этом обаяние одновременно и простой, и глубокой истории, в которой к тому же сразу два актерских бриллианта: Дастин Хоффман и Миа Фэрроу.

Альфредо, Альфредо (1972)

Почти на старте карьеры Дастин Хоффман уже приезжал в Италию, где он снимался в фильме “Один доллар на семерых подлецов” (более известном, как “Миллионы Мэдигана”), однако тот опыт сложно признать удачным. Чего нельзя сказать о комедии нравов Пьетро Джерми, в которой Дастин сыграл мелкого банковского клерка Альфредо, связавшего себя узами брака с женщиной удивительной красоты. Хотите узнать, в чем главный герой обрел секрет счастливой семейной жизни? Такое не перескажешь. Такое надо только видеть! Кому-то из поклонников актера сильно не понравилось, как звучит голос Дастина Хоффмана в итальянском дубляже, однако традиционную премию “Давид ди Донателло” в категории “лучший фильм года” эта лента все-таки получила.

Исправительный срок (1978)

Преступник-рецидивист Эдвард Банкер, промышлявший налетами на банки, отсидел за решеткой немало лет. Эдди – не вымышленный персонаж. Он – реальный человек. В среде кинематографистов его чтят и уважают за актерские работы: небольшие, но крайне важные роли Эд играл в "Поезде-беглеце" Андрея Кончаловского, в "Бешеных псах" Квентина Тарантино. "Говорят, что преступление не окупается. Может быть. Зато рассказ о преступлении приносит весьма заметные прибыли," - сказал как-то Банкер, получив гонорар за очередную книгу, написанную в тюрьме. Первый его роман “Нет зверя свирепее…” стал основой для сценария "Исправительный срок", которым Дастин Хоффман решил дебютировать в качестве режиссера. Впрочем, он довольно быстро уступил бразды правления на площадке своему приятелю Улу Гросбарду, а себе оставил лишь привычный груз актерской ноши. Съемки уже были в разгаре, когда Эдвард Банкер вышел на свободу. У ворот тюрьмы его ждал роскошный лимузин, присланный Дастином Хоффманом. Может, слегка архаичная (по ритму, монтажу, по визуальному решению), однако не потерявшая внутренней мощи криминальная драма, в которой, волей судьбы, нашлось место и для эпизода с участием самого Эдди Банкера.

Комментарии
Больше необычного о кино… Еще больше необычного...