Назад

Интервью с Денисом Шведовым

23 ноября на ТВ-3 стартует новый криминальный сериал "Фантом" с Денисом Шведовым в роли оперативника, которого убивают в первой же серии – но он остаётся на земле, чтобы защитить любимую женщину, которой при жизни принёс немало боли. "Фантом" – российская адаптация популярного итальянского сериала "Красная дверь" (La Porta Rossa), ставшего хитом у себя на родине и в других европейских странах. Он наверняка понравится любителям криминальных экшен-триллеров с тайнами и разоблачениями. Именно на этих съёмках Денис Шведов пережил самую страшную съёмочную смену в своей карьере – о чём сам рассказал в интервью.

Денис, вы всегда очень органично смотритесь в образе сотрудника силовых структур. А что вас связывает с полицейскими в реальной жизни? И с кем вы консультируетесь, когда нужно уточнить какие-то профессиональные детали?

Честно скажу: слава богу, ничего не связывает (смеётся). Только взаимодействие на дороге. Я очень люблю ездить на мотоцикле, и чаще всего общение с полицейскими происходит именно там: сотрудники дорожной полиции меня обычно узнают, и я уезжаю со спокойной душой и с благодарностью ребятам.

Сегодня достаточно просто открыть Твиттер или посмотреть Ютьюб – и этого, в принципе, будет достаточно для того чтобы подготовиться и убедительно рассказать любую историю.

Как вы сами относитесь к этому амплуа?

Работа есть работа. Хочу я этого или нет, но я должен слышать запрос наших кинопроизводителей и своевременно отвечать на него. Кто-то должен играть Ромео – и кто-то, может быть, даже страдает, что ему все время предлагают играть молодых людей с неразделенной любовью. А кто-то должен играть таких людей, как мои персонажи.
Если зрителю понравился актёр, то он хочет видеть именно его. И неважно, кого он играет – полицейского или доктора. Важно зацепить зрителя не конкретной ролью, а тем, как ты себя несёшь и как представляешь себя как личность.

Для меня самое главное, чтобы даже в очередной истории про полицейского был интересный сюжет, за которым я бы сам как зритель хотел следить, и мне было бы интересно, что будет дальше. А во что будет одет персонаж, что он будет говорить и делать, как мы его наполним – эти вопросы для меня стоят на втором месте. Потому что встретить интересный сюжет сейчас – огромная редкость.

Поэтому я очень обрадовался, когда мне наконец-то попалась жанровая история с отличным сюжетом и хорошо прописанным героем! Этого очень мало в моей творческой практике, "Фантом" меня сразу зацепил. Я интуитивно почувствовал: это – моё. И это ощущение подтвердилось уже на пробах. А моя интуиции меня ещё никогда не подводила.

В чём ваш герой в "Фантоме" похож на вас?

В том, что привык опираться только на себя. Им движет старая избитая истина: "Хочешь, чтобы это было сделано хорошо – сделай это сам". По этому принципу Стас строил свою работу в органах, и вообще так занимался своими делами. Но внезапно он оказывается в экстраординарной ситуации и теперь вынужден общаться, учитывать, слышать и чувствовать других людей – а точнее одного конкретного человека, студентку Катю. Так он узнаёт, что у другого человека тоже может быть своя боль, желания что он, может быть, не хочет с тобой общаться. И случается парадоксальное: призрак постепенно становится всё более человечным.

Видели ли вы оригинальный итальянский сериал, "Красная дверь"?

Нет, и даже специально его не смотрел. Мы, актеры, как обезьяны: что-то видим – и сразу к себе тянем. Я знал, что, если увижу какие-то краски и пристройки, то это невольно прилипнет, и сложно будет от этого потом избавляться.

Какой была для вас самая сложная сцена?

Эпизод из первой серии, где моего героя убивают на крыше под дождём. Это был ад. Я много чего испытал в своей киносъемочной жизни - но это было что-то. Даже во время съемок фильма Юры Быкова "Майор" было не так холодно, как в этот раз. Нам не повезло с погодой, к тому же была ночь, и очень долгая сцена, в которой сильно не хватало гидрокостюма. Не знаю, какую приличную метафору подобрать, чтобы выразить свои чувства в тот момент. Был момент, когда я стоял и не мог говорить, потому что мой артикуляционный аппарат просто отказывался двигаться – было довольно жутко.

Какие впечатления остались от работы с Евгенией Брик?

Женя – прекрасная, красивейшая девушка, очень добрая и ранимая. Работать и находиться в кадре с ней было одно удовольствие. Я заметил, что она очень эмоционально включается в обсуждения и в эти моменты ей проще показать, чем долго объяснять нюансы. Меня это очень обрадовало, потому что я и сам такой: когда я хочу что-то объяснить – то чувств у меня порой больше, чем мыслей.

В кино детективы и следователи – это часто полигамные мужчины, которые предпочитают свободные отношения с женщинами. Как вы относитесь к такому типу мужчин в реальной жизни? И что изменилось в вашей системе ценностей, когда вы сами завели семью?

Долгое время я сам был конкретно таким человеком, да и остаюсь им, наверное. Просто когда в моей жизни появляется любимая женщина – я делаю выбор. Но внутренняя свобода очень важна, и поэтому я прекрасно отношусь к таким мужчинам: свободные люди делают, что хотят, любят, кого хотят, идут, куда хотят. Это прекрасно и необходимо в жизни каждому – даже глубоко женатому человеку.
Вопрос в том, как ты договариваешься с другим человеком. Ты всегда можешь сказать: "Слушай, я обещал приехать домой, но я чувствую, что устал и хочу побыть один. Поеду посижу в кальянной, потуплю в телефоне и вечером приеду. Ты тоже, если хочешь, сходи в кино с подругами или в кафе". Самое главное, не забывать о другом человеке, всегда учитывать и его тоже. И тогда открываются какие-то совсем другие, глубинные радости жизни. Тогда ты понимаешь, сколько удовольствия и радости ты можешь получить один, а сколько – вдвоём.

Что вообще, по-вашему, делает мужчину - мужчиной? И почему сегодня инициатива переходит в руки женщин, которые часто ведут себя смелее, решительнее, настойчивее многих мужчин?

Я очень много над этим думаю, и на этот вопрос за 5 минут не ответишь. Сегодня есть много видов психологической помощи для женщин, и многие блогеры с Ютьюб-каналов рассказывают, как женщине справиться с проблемами. И нет ни одного, кто делал бы то же самое для мужчин.

А мужчины страдают даже больше, как выяснили ученые: у них больше эмоциональных переживаний, ран, детских травм. Я посвятил этому достаточное время, и это открытие подтвердило другие мои находки и домыслы. У нас в стране принято считать, что мужчина должен быть мужчиной: не плакать, с "яйцами" и так далее. Таким подходом мужчин как будто бы эмоционально кастрируют. Но мы все люди, у нас всё одинаковое, просто так распределены гендерные роли. К сожалению, это никак не учитывается и не берётся в расчет. И от этого мужчины перестают функционировать как личности: они просто становятся инструментами для зарабатывания денег или чего-то ещё. А особенности устройства мужчин уходят на второй план, потому что в фокусе повестки – женщины.

Я знаю истории, когда серьёзные мужики на "Гелендвагенах" находили в себе силы признать, что у них эмоциональные и духовные проблемы – они приезжали за помощью к психологам, и их жизнь не просто менялась. Тут бы даже Станиславский сказал: "Верю! Это другой человек! Я не узнаю тебя!"

Когда у вас болит зуб – вы идёте к зубному. Но наша душа и эмоции иногда тоже требуют помощи. Так почему душу свою мы не можем лечить? Или считаем, что это не часть нас? Сейчас есть огромное количество опытных специалистов, которые могут нам помочь. Так что у меня совет для всех мужчин: "Ребята, обращайтесь к профессионалам!"

Назад

Другие события
Вечером
18:00
СлепаяСписок покупок
18:30
Фантом7 серия
19:30
Фантом8 серия
20:30
Обмани меня34 серия
21:15
Обмани меня35 серия