Почему зритель любит "фильмы катастроф"?

Почему зритель любит "фильмы катастроф"?

Приключения Посейдона… Ад в поднебесье… Аэропорт-75…

Честно говоря, такого жанра – “фильмы катастроф” - нет. Есть трагедии, где тонут корабли. Есть драмы, где горят небоскребы. Есть комедии, где терпят крушение звездолеты. Еще в начале 1970-х целая плеяда почти одновременно вышедших на экраны кинолент подтолкнула кого-то из англоязычных кинокритиков написать это словосочетание – disaster movies (можно поискать в Интернете, но не факт, что найдется чья-то одна конкретная фамилия). И в советской кинопрессе тут же родился русскоязычный эквивалент, который во множественном числе звучит еще более-менее вменяемо (смотри заголовок), но в единственном приобрел удивительно смешной новый смысл – “фильм-катастрофа”.

Армагеддон… Послезавтра… 2012…

Так почему же зритель питает особое пристрастие к этому, так называемому, жанру? Есть разные версии.

Первая. Зритель хочет, сидя в кинозале или у телевизора, испытать хоть что-то похожее на реальные острые ощущения, которые переживают люди, оказавшиеся на грани смерти.

Экипаж… Метро…

Вторая. Зритель жаждет зрелища. Практически любая катастрофа, как бы цинично это ни звучало, – зрелище. Фильмы, где катастрофа происходит в самом начале (или за кадром, что совсем плохо, с точки зрения зрительского успеха), после чего мы наблюдаем лишь ее последствия, большого зрительского успеха не имеют.

Цунами… Суперпожар…

Третья. Зритель ищет ответы на главные философские вопросы: быть или не быть? зачем быть? сколько осталось быть? И, наконец, с кем быть?

Апокалипсис в Лос-Анджелесе... Навстречу шторму… Столкновение с бездной…

Если в финале фильма катастроф погибнут вообще все жители Земли, будет грустно и безнадежно, а победе всеобщего депрессняка радуется исключительно трезвомыслящий человек, да и то лишь когда он наедине с самим собой. В прочих же ситуациях зрители из числа поклонников жанра прекрасно осознают, что на смену безумному шторму должен прийти полный штиль, а после столкновения нашей планеты с кометой в живых останется тот, кто успеет забежать на вершину горы. Человека пугает фактор смерти, но лишь тогда, когда речь идет об одном человеке и об одной смерти. А погибнуть в составе дружного и сплоченного коллектива числом, скажем, 5 или 6 миллиардов людей, - разве подобным исходом сегодня кого напугаешь?! Да и к тому же глубоко внутри каждого зрителя всегда теплится надежда, что в последний момент появится Брюс Уиллис (Уилл Смит, Джон Кьюсак, Владимир Машков…) – и всех нас спасет!

15:00, 30 июля - "Апокалипсис в Лос-Анджелесе"

18:55, 30 июля - "Навстречу шторму"

20:40, 30 июля - "Столкновение с бездной"

Другие события
Вечером
18:10
Слепая Никогда не прощай
18:40
Помнить все 14 серия
19:30
Помнить все 15 серия
20:30
Менталист 40 серия
21:15
Менталист 41 серия